Очищение белого слона

В тибетском буддизме широко распространён сюжет настенных росписей под общим названием «очищение белого слона». В англоязычных источниках обычно называется «9 ступеней постоянства» (nine stages of abiding).

В Государственном музее истории религии в Петербурге есть репродукция из бурятского монастыря. Самые ранние работы, согласно исследовательнице Catherine Despeux, были сделаны в Тибете в 17-м веке.

Эти изображения получили широкое распространение в Индии после 1973-го года, после чего было сделано много комментариев. Все они сводятся к тому, что здесь изображены этапы медитативной практики, достижения «самадхи». Соответственно, слон — это ум, который последовательно очищают от грязи омрачений, а монах — это «личность» медитирующего практика. Такая трактовка вызывает много вопросов, поэтому предлагаю рассмотреть все этапы Пути не столько с точки зрения современных толкований, сколько с точки зрения даосской внутренней алхимии.

Эти изображения получили широкое распространение в Индии после 1973-го года, после чего было сделано много комментариев. Все они сводятся к тому, что здесь изображены этапы медитативной практики, достижения «самадхи». Соответственно, слон — это ум, который последовательно очищают от грязи омрачений, а монах — это «личность» медитирующего практика. Такая трактовка вызывает много вопросов, поэтому предлагаю рассмотреть все этапы Пути не столько с точки зрения современных толкований, сколько с точки зрения даосской внутренней алхимии.

Начнём с того, что на росписи 11 этапов. На самом деле, их получается вообще 10, но об этом позже… Летающая фигура наверху не связана визуально с путём совершенствования. Как и обезьяна, сидящая на дереве.

В самом низу мы видим монаха, пытающегося догнать слона, который, в свою очередь, бежит за обезьяной. Классические трактовки говорят, что монах — это «личность» практикующего, обезьяна — «мечущийся» ум, фактор отвлечения в медитации, слон — «дремлющий» ум, то есть фактор сонливости, одолевающий всех начинающих медитаторов…

С точки зрения даосизма, первый этап — это вовсе не практика. Это состояние обычного человека при рождении. Тогда монах — это Син, это небесная душа Хунь. Обезьяна — это «познающий дух», то есть, ум обычного человека, беспрестанно прыгающий с одной мысли на другую. А слон — это Мин, это физическое тело. Что же касается огня, то отметим пока только то, что на данном этапе огонь впереди.

Действительно, первое, что приходит на ум, когда мы говорим о слонах — это их физическая мощь. Почему несущийся во весь опор слон стал для интерпретаторов символом спящего подсознания — для меня загадка…

Итак, жизнь любого человека начинается с разделения Син и Мин. Это основа понимания в даосизме. Но далее у человека есть выбор: либо всю жизнь бежать за обезьяной, либо, путём практики, обрести освобождение от страданий.

Первый этап практики характеризуется тем, что обезьяна с побелевшей головой ведёт слона с побелевшей головой. Огонь располагается между монахом и слоном. С точки зрения даосизма, здесь имеет место осознание «познающим духом» необходимости телесной практики, которая, опосредованно, влияет на Мин и Син. Помним также, что в Дао основной принцип — это «совместное совершенствование Син и Мин». Также теперь мы можем указать, что огонь на изображении — это «периоды огня» в даосской алхимии.

Переходим ко второму этапу. Здесь на спине ещё более побелевшего слона появляется кролик с белой головой. Кролик — символ плодовитости, сексуальной энергии. В китайской традиции — «семя-цзин». Это этап, когда цзин восполнен, и происходит первое проявление Син, то есть ум и органы чувств неожиданно обнаруживают, что кроме них есть ещё что-то, а именно — душа. Начинается обратное соединение Син (монаха) и Мин (слон, кролик, обезьяна). Здесь огонь уже позади монаха.

Третий этап. Дальнейшее очищение Мин.

Четвёртый этап. Син начинает вести преобразованный Мин. Обезьяна познающего ума смиренно идёт в конце, держась за хвост слона. В даосизме также говорят о том, что «изначальный дух» вернул себе управление, а «познающий дух» занял подобающее место.

Пятый этап. Огонь ещё более уменьшается. Кролик исчезает, что схоже с этапом «переплавки цзин в ци». Монах смотрит вперёд.

Шестой этап. Здесь в конец побелевшая обезьяна придерживает монаха, а слон идёт впереди, ещё более очищаясь. Огня больше нет.

Седьмой этап. Монах впереди, слон покорно сам идёт следом, обезьяна вернулась на дерево.

Восьмой этап. Монах и слон в пещере. Соединение Син и Мин. Летающая фигура сверху — выход янского духа. Совершенствование в покое.

Девятый этап. Монах на слоне в Небе. Они — единое неразрывное целое. Белый слон тут — это преобразованное тело, дхармакайя. Радуга — также символ «радужного тела» .

Десятый этап. Снова появляется огонь. Радужное тело начинает делиться.

Если интерпретировать «очищение слона» с точки зрения даосской внутренней алхимии, то всё вполне сообразно и не вызывает вопросов. Но такая интерпретация, увы, давно не встречается в буддизме…